Шедевры в Москве. Воображаемый музей


В Москве открылся «воображаемый музей» — уникальная выставка в честь 100-летия Музея изобразительных искусств имени Пушкина.

Шедевры в Москве. Воображаемый музей

Выставка представит около 50 настоящих шедевров со всего мира. Почти все они никогда не выставлялись в России. Знаменитые картины очень удачно вписались в действующую экспозицию Музея имена Пушкина.

Чтобы насладиться шедеврами, привезенными со всего мира, посетителям придется «потрудиться», ведь картины и скульптуры не собраны в одном зале, как обычно, а разбросаны по всему музею.

Устроители выставки никак не стали выделять гостей: так Дюрера определили к немцам, а Ван Дейка — к фламандцам. Единственное отличие — новые временные работы указаны особым фоном и светом.

Даже несмотря на подсказки, каждый шедевр для зрителя как открытие. К примеру, работ Босха просто нет в России. Приезд любой картины — сенсация. Испанский музей Прадо поделился самым сложным шедевром — «Удаление камней глупости».

Свои загадки на суд зрителя представляет не впервые — у Аменемхета III здесь, в Пушкинском, была постоянная прописка. Кажется, его реалистичный портрет — мешки под глазами, сжатые губы — как отражение непростой судьбы экспоната.

В каждом зале — жемчужины. Иногда главных героев несколько, и тогда они будто начинают соперничать друг с другом за внимание, как в Испанском зале — Веласкес и Эль Греко. То, как картины ведут себя, стало неожиданностью даже для сотрудников музея. В этой работе почти отходит от абстрактного декора Климт — стиль, который сделал его знаменитым. В его «Адаме и Еве» цвета сочные, формы мягкие, отчего вечная тема кажется еще загадочнее.

Старший научный сотрудник ГМИИ им. А.С.Пушкина: «Тело Евы белоснежное, затмевающее практически все пространство полотна собой, оно закрывает Адама, который очень резко контрастирует с ней по цвету, и выходит на первый план, и, наверное, в этом глубокий смысл первичности женщины».

Выражение лица «Музы» Модильяни, наоборот, предельно стилизовано. Искусствоведы говорят, «почти африканская маска» — плотно сжатые губы, полукруглые брови, закрытые глаза — все для того, чтобы внимание зрителя привлечь к фигуре. На темном фоне светлыми красками выточена, будто скульптура. Редкий шанс для российского зрителя увидеть и почти почувствовать, почему Модильяни считают певцом красоты обнаженного женского тела.

Обрушить шквал на зрителя — так директор музея Ирина Антонова говорит о «Воображаемом музее», и будто в доказательство открывает одновременно еще одну выставку — 100 лет истории Пушкинского собраны в одном зале. Рекордсмен по шедеврам, единственный в мире, пусть и на время.

 

Добавить комментарий