90 лет Ирине Антоновой


Директору Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина исполнилось 90 лет

Сегодня юбилей у Ирины Антоновой — главной хранительницы музея изобразительных искусств имени Пушкина. Благодаря её титаническому труду множество людей смогли в Москве увидеть шедевры из самых разных галерей мира. Дмитрий Медведев и Владимир Путин направили поздравления Ирине Антоновой. Сама она, впрочем, предпочитает говорить не о своём дне рождения, а о своём музее, где работает 67 лет. Несколько часов она уделила съемочной группе Первого канала.

Вопрос: Ирина Александровна, не могу не высказать благодарности за то место, где мы оказались — святая святых — здесь журналисты оказываются редко. Это Ваше пространство, Ваша атмосфера — несколько слов о том, как Вы его создавали?

Ирина Антонова: Я ничего не создавала. Иногда меняли гобелены – ну, это же наши экспонаты. Старинные, очень ценные – XVII века. Большой стол, который сейчас завален книгами, очень интересен — в 70-е выяснилось, что это стол Цветаева — нашего основателя, на нем раскладывали раскопки. Его привели в порядок и поставили здесь. На работе, я действительно не отдыхаю. У меня здесь нет диванчиков, комнат заветных. Я удивилась, когда однажды оказалась в кабинете Екатерины Фурцевой в Министерстве культуры, вот я увидела, как живут министры — там есть, где отдохнуть, все так обставлено.

Вопрос: А каково соотношение политики и искусства в вашем труде? Насколько одного больше, чем другого, и не мешают ли друг другу политика и искусство?

Ирина Антонова: Я же здесь довольно долго работаю в музее — времена менялись. Все находилось под жестким, а иногда и жестоким контролем. Скажем, «Москва-Париж» — выставка, которая проходила под жестким контролем. Каждое моё утро начиналось с половины десятого, со звонка — ну какой баланс? Вот вам, может, сейчас и не понятно, а баланс заключался в соотношении реалистов и формалистов.

Вопрос: Развеска — это акт творения?

Ирина Антонова: Вот публика приходит, и даже не понимает: все имеет значение — соседство других картин, высота картин. Там своя драматургия — драматургия показа. Вот я на днях, все видели, плакала, как поставили панно в Египетском зале — я просто плакала настоящими слезами. Они разрушили потрясающий ансамбль, который был. Это что-то страшное было просто. Я не могла спать ночью.

Вопрос: Если бы не музей, чем бы вы еще хотели заниматься?.

Ирина Антонова: Мне всегда хотелось иметь специальность, где скоро виден результат. А во-вторых, где что-то связано с живой работой. Я поработала медсестрой. Это тяжелая работа. Особенно во время войны, особенно в операционной, особенно, если держать ампутированную ногу в руках. Но ты в действии. И когда я пришла в музей, я немножко заскучала здесь, откровенно говоря, и подумала — ну нет, здесь я всю жизнь не выдержу. А получилось наоборот. Почему, не знаю.

Вопрос: О Вашей силе ходят легенды — откуда Вы ее берете? Во что вы верите?

Ирина Антонова: Я вообразила про себя, что я понимаю, что такое хорошо, что такое плохо. Мне всегда хотелось быть на стороне добра. Когда мой маленький сын был в первом классе, позвонила учительница и говорит: «Как вы воспитываете своего ребенка? Я наказала девочку, которая себя неправильно вела, и поставила ее в угол, а ваш сын встал из-за парты и встал рядом с ней в угол. И сказал: Вы поступили несправедливо». Я немножко почувствовала свою кровь, вот в этом поступке. Может, это самонадеянно. Может, я не всегда правильно понимаю, что добро, а что зло, что хорошо, что плохо. Но у меня есть уверенность, что я следую этому. А удавалось или нет — не мне судить.

К юбилею Ирины Антоновой Первый канал подготовил документальный фильм «Ирина Антонова. «Я давно иду по прямой». Он выйдет на экраны в субботу, 24 марта в 10:55.

источник

 

Добавить комментарий